Pussy-Бунт : ПЬЯНЫЙ РУБЛЬ

Живя в стране, которую просрали

Дворяне, а потом большевики,

Мы слишком много с вами выпивали,

Себя травили много, мужики!

 

И вот теперь приходится признаться,

(Что делать? Но реальность такова),

Как нация мы стали вырождаться,

Теряя на страну свою права.

 

Народы к нам другие заглянули,

Да и остались, типа, чтоб помочь.

Они не пили так в своём ауле,

Лишь коноплю курили день и ночь.

 

У них на наших рынках «шито-крыто».

«Москву Аллах построил!» — говорят.

И нас лягнуть при случае копытом

В столице то и дело норовят.

 

А были мы непьющими когда-то.

Случалось при царе и бунтовать,

Когда трактиры ушлые ребята

Нам в деревнях пытались открывать.

 

Пил немец, и француз, и англичанин,

Американец к выпивке привык,

Прикладывался негр и датчанин,

И только русский трезвый был мужик.

 

На праздник стопку, и на боковую, -

В России испокон веков так шло.

И потому Вторую мировую

Мы выстоять сумели всем назло.

 

Но «пьяный рубль» в бюджете при застое

Ввели у нас партийные чины,

Не подсчитав убытки при запое

В масштабах целой спившейся страны.

 

И понеслась весёлая гулянка,

К нам заглянул «красавец алкоголь».

В семье российской появилась пьянка,

А с ней скандал, депрессия и боль.

 

Как результат политики позорной, -

Разводы, криминал и дебоши,

Спад производства, толпы беспризорных,

Замёрзшие по пьяни алкаши.

 

Как много зла, отчаянья и скорби

Принёс тот «пьяный рубль» моей стране!

Всё взвесив, с алкоголем бился Горби,

Но был он адекватен не вполне.

 

На виноградники пошёл с мачете

И водку по талонам раздавал.

Но самогон уже варили где-то,

Уже народ по-чёрному бухал.

 

Генсек ушёл, и водка победила,

На свалку полетел социализм.

И нация как будто позабыла,

Что русским не присущ алкоголизм.

 

Не знаю – может что-то нам и светит,

Но нужно для начала протрезветь.

Надежда лишь в одном – в здоровых детях,

А в пьянке – деградация и смерть!