Пиво, телки и шансон : Акт третий : Явление 7-е.

У банкомата стоит покачиваясь пьяный Борис Васильевич, Девушка Катя и официант. Официант одет не по-рабочему.

 

БОРИС ВАСИЛЬЕВИЧ:

- Да, что за чушь! Почему карточку не принимает? Кать, глянь — что не так то? Пароль правильно ввожу, я его по памяти помню…

 

ДЕВУШКА:

- У вас карточка заблокирована.

 

БОРИС ВАСИЛЬЕВИЧ:

- Как заблокирована? Почему?

 

ДЕВУШКА:

- Не знаю. Ваша карточка.

 

БОРИС ВАСИЛЬЕВИЧ, трезвея:

- Ерунда какая-то… Правильный же код!

 

ДЕВУШКА:

- Ладно, за кафе я заплачу. Деньги у меня есть. А вот с ним (показывает на официанта) сами разбирайтесь. Человек из-за вас работу потерял! Я ухожу. Всего хорошего!

 

БОРИС ВАСИЛЬЕВИЧ:

- Погоди! Подожди… те! Я же языками не владею… Объясните ему, Катенька, что у меня с карточкой непредвиденное затруднение. Я как только эту проблему решу — я ему сразу заплачу все, как договаривались! А то он на меня вон как смотрит! И денег у меня нет с собой совсем. Одолжите мне на такси до отеля!

 

ДЕВУШКА:

- Вот, держите, миллионер! (протягивает ему деньги)

 

Девушка отводит официанта в сторону и что-то пытается ему объяснить по-мексикански. Тот ее перебивает, и бурно жестикулируя, что-то кричит, показывая на Бориса Васильевича. Девушка возвращается к Борису Васильевичу.

 

ДЕВУШКА:

- Он не хочет ждать, говорит, что ему нужно кормить пятерых детей. Он сказал, что если вы сейчас же с ним не рассчитаетесь, у вас будут крупные проблемы.

 

На последних словах официант показывает Борису Васильевичу ребром ладони отрезание головы.

 

БОРИС ВАСИЛЬЕВИЧ, похолодев:

- Сикир башка… Что за напасть такая? То грабят, то убить грозят!   И кого? Беззащитного пенсионера, ветерана войны!

 

ДЕВУШКА:

- Вы сами виноваты, напились, как свинья…

 

БОРИС ВАСИЛЬЕВИЧ:

- Голубушка, Катюша. Я сейчас в свой банк позвоню. Я вспомнил — у меня же их телефон есть! Скажите ему, сейчас все уладим, пусть не лютует! Сейчас! (Роется в телефоне) Так. Где ж он, этот «КНАБ»?

 

Девушка отходит к взбешенному официанту. Успокаивает его на время.

 

БОРИС ВАСИЛЬЕВИЧ бурчит себе под нос:

- А, ну так вот же он, номер их. Здесь нынче уже ночь почти, значит в Москве утро. В самый раз позвонить. Сейчас…

 

Набирает номер. Ждет.

 

БОРИС ВАСИЛЬЕВИЧ:

- Алло! «КНАБ-БАНК»? Барышня, милая, это ваш клиент, держатель валютного счета, Борис Клочков. Да! Я в Мексике. У меня карточка почему-то… Что?!! Как заморожен? Что это значит? Банк разорился? Что за бред? Деньги мои верните и разоряйтесь себе на здоровье! Что? Кризис? А я тут при чем? Слышь ты, коза драная… Что? Кто я? Куда?!!! Алло! Алло! (себе, сконфуженно опуская трубку) Трубку бросила дрянь…

 

БОРИС ВАСИЛЬЕВИЧ смотрит на Катю и официанта. Глупо улыбается, показывает им знак, что, мол, все хорошо. Снова набирает номер на телефоне. Благо искать его не нужно, он знает его наизусть.

 

БОРИС ВАСИЛЬЕВИЧ: говорит в трубку, руки его трясутся, голос дрожит:

- Алло, внуча! Это я. Да! Да, слышал, конечно! Вот и звоню. Только Андрею не говори! Что мне делать то теперь? У меня все деньги, похоже, сгорели. Поможешь? Медведка? Какая ещё медведка? Я серьёзно! Я тут в беду попал! Я денег должен! Забери меня отсюда! Что – бренд это такой «Медведка», а что это? Лекарство? От чего? Антидепрессант? Чего платят? Огооо!