Пиво, телки и шансон : Акт третий : Явление 6-е.

Борис Васильевич в Мексике. Он сидит в кафе, пьет кофе. На нем сомбреро, которое смотрится на нем очень глупо. С ним за столиком сидит красивая девушка лет 23-х. Пьет сок. У Бориса Васильевича замотан нос и очень уставший вид.

 

БОРИС ВАСИЛЬЕВИЧ:

- А вы, значит, при посольстве переводчицей.

 

ДЕВУШКА:

- Да. Папа там пресс-атташе работает.

 

БОРИС ВАСИЛЬЕВИЧ:

- Атташе — это хорошо… И не скучно вам тут? Меня здесь за три дня уже от всего тошнит. Еще эта жара…

 

ДЕВУШКА:

- Что вы! Мне тут нравится. Я книгу пишу. Здесь спокойно…

 

БОРИС ВАСИЛЬЕВИЧ:

- О чем книга?

 

ДЕВУШКА:

- Роман. О дружбе, любви и о настоящем чувстве!

 

БОРИС ВАСИЛЬЕВИЧ:

- Все то у вас, женщин, об одном… Можно было не спрашивать…

 

ДЕВУШКА:

- А вам какие книги нравятся?

 

БОРИС ВАСИЛЬЕВИЧ:

- Биографии из серии «Жизнь замечательных людей». Последнюю книгу двадцать один год назад читал — про Островского.

 

ДЕВУШКА недоуменно:

- Так давно?

 

БОРИС ВАСИЛЬЕВИЧ:

- Да, милая, я так и не дочитал ее тогда, книгу эту, впал в кому на двадцать лет. А потом, когда из нее вышел, год назад, у меня времени не было на книги. Я же, вы думаете, кто?

 

ДЕВУШКА, присматриваясь:

- Кто?

 

БОРИС ВАСИЛЬЕВИЧ разочарованно:

- Ну, вот, уже и соотечественники не узнают, ладно — эти, аборигены! Пора в Россию возвращаться. Но вам то простительно, вы, наверняка, шансон не слушаете… Борис Лощенный я, известный шансонье…

 

ДЕВУШКА:

- Вау! А что у вас с носом, об микрофон ударились?

 

БОРИС ВАСИЛЬЕВИЧ обиженно:

- Ограбили меня лихие люди в Нью-Йорке, избили и ограбили. Очень криминальный город! Хуже, чем здесь! Хорошо еще карточки с собой не было, а в кошельке после ресторана мелочь оставалась…

 

ДЕВУШКА:

- Сочувствую!

 

БОРИС ВАСИЛЬЕВИЧ:

- Да, не столько денег и носа жаль поломанного, сколько поруганной чести ветерана! Они ж наши были, русские, мои налетчики! Один по крайней мере… А я воевал, я за него сосунка кровь проливал!

 

ДЕВУШКА:

- Нехорошо как! Несправедливо и обидно!

 

БОРИС ВАСИЛЬЕВИЧ:

- Не то слово! Хорошо хоть не убили и деньги целы!

 

ДЕВУШКА:

-Да!

 

БОРИС ВАСИЛЬЕВИЧ:

- Выпью ка я, пожалуй, раз такое дело. Зарекался я пить после того случая, но вы же меня не ограбите?

 

ДЕВУШКА улыбаясь:

- Смеетесь?

 

БОРИС ВАСИЛЬЕВИЧ:

- Только вы меня тут и понимаете, Катя… Знаете, у моей дочери было такое же имя как у вас. Как же в Россию хочется!

 

Борис Васильевич подзывает официанта мексиканца. Говорит ему:

- Дуэс текилас, пор фавор!

 

ДЕВУШКА:

- Я не буду.

 

БОРИС ВАСИЛЬЕВИЧ Девушке:

- Это все мне. Да… если я еще заказывать буду, вы меня остановите — у меня сердце…

 

ДЕВУШКА:

- Попробую.

 

Официант приносит текилу. Ставит перед Борисом Васильевичем.

БОРИС ВАСИЛЬЕВИЧ:

- За вашу книгу!

 

Выпивает залпом.

 

БОРИС ВАСИЛЬЕВИЧ:

- Вообще то, в Америке мне понравилось. Культуры, конечно, меньше, чем в Европе… А что вы хотите? Они и моложе, как нация! Зато почтения к богатым… то есть к пожилым людям больше. Ну, не считая этого досадного случая. (Показывает на нос, выпивает вторую). Мне там даже их копы кланялись и все мои хулиганства терпели.

 

ДЕВУШКА:

- Какие хулиганства?

 

БОРИС ВАСИЛЬЕВИЧ уже захмелев:

- Дааа… Всякие, разные.

Официанту:

- Дуэс текилас, пор фавор!

 

ДЕВУШКА:

- Не надо! У вас сердце, вы просили вас остановить.

 

БОРИС ВАСИЛЬЕВИЧ:

- Не переживай… те. Все под контролем! У меня как в песне — «а вместо сердца — пламенный мотор!»

 

ДЕВУШКА:

- Ну, как знаете. Зачем тогда просили вас останавливать, если не слушаетесь?

 

БОРИС ВАСИЛЬЕВИЧ, изрядно захмелев:

- Эх, Катя-Катенька… Послушал я один раз женщину, так чуть потом в геене огненной клизьму не получил…

 

Официант приносит текилу. Борис Васильевич пьет. Девушка смотрит на него недоуменно.

 

БОРИС ВАСИЛЬЕВИЧ:

- Так вот, о чем я? А… менты в Америке меня в задницу целовали… И вообще… (бьет кулаком по столу) все на цырлах ходили предо мной…

 

ДЕВУШКА испуганно:

- Успокойтесь, что вы шумите?

 

БОРИС ВАСИЛЬЕВИЧ:

- Хочу и шумлю! Я тут плачу за все! Могу и морду кому нибудь набить! Думаешь, старый, ни на что не годный? А я фронтовик, ити ее мать! Старый конь борозды не портит! Шрам видешь на носу? Это я толпу негов в их же гетто отлупил! У меня царапина, а у них сплошь переломы!

 

ДЕВУШКА:

- Что вы несете? Я, пожалуй, пойду…

 

БОРИС ВАСИЛЬЕВИЧ огорчаясь:

- Ну, котенок… Ну, я так не играю. Я обещаю, что шуметь не буду!  Не бросай… те меня здесь одного, старого, больного, без знания языка и обычаев, а то я кому нибудь морду ненароком раскрошу.

 

ДЕВУШКА:

-Ведите себя прилично, на нас уже смотрят!

 

БОРИС ВАСИЛЬЕВИЧ:

Кто на вас… на нас смотрит?

 

ДЕВУШКА:

- Вон — менеджер ресторана. Стоит и смотрит — чего вы шумите… Еще карабинера позовет!

 

БОРИС ВАСИЛЬЕВИЧ обводит мутным взглядом зал ресторана, замечает менеджера.

 

БОРИС ВАСИЛЬЕВИЧ:

- Кто смотрит? Этот синьор помидор? (менеджеру) Чего уставился, как баран на новые ворота? Сейчас как куплю ваш гребанный кабак и уволю всех на хрен!

 

ДЕВУШКА:

- Прекратите немедленно! Хорошо, что он по-русски не понимает!

 

БОРИС ВАСИЛЬЕВИЧ:

- Ах, он не понимает… кто перед ним! Сейчас поймет! (официанту) Гарсон, ко мне!

 

Подходит официант.

БОРИС ВАСИЛЬЕВИЧ:

- Обьясните ему, Катя, что я дам ему сто тысяч американских долларов, если он сделает то, что я ему сейчас покажу.

 

На шум к столику Бориса Васильевича начинает движение менеджер ресторана.

 

ДЕВУШКА:

- Что вы задумали? Я хочу уйти!

 

БОРИС ВАСИЛЬЕВИЧ:

- Переведите, Катя, что я вас просил, и мы уйдем вместе! Обещаю! Даю вам слово фронтовика! Вы же не бросите беспомощного пьяного сердечника в этой дыре? Меня тут могут убить!

 

ДЕВУШКА:

- Хорошо. Я переведу, но мы сию минуту уйдем отсюда!

 

Девушка переводит слова Бориса Васильевича официанту. В это время менеджер продолжает приближаться к их столику.

 

БОРИС ВАСИЛЬЕВИЧ:

- Вы ему все перевели?

 

ДЕВУШКА:

- Да!

 

БОРИС ВАСИЛЬЕВИЧ:

- Сто тысяч… и что я покажу, сказали?

 

ДЕВУШКА:

- Да, сказала! Мы идем?

 

БОРИС ВАСИЛЬЕВИЧ:

- Подождите, не торопитесь так, я ему еще не показал, что сделать надо…

 

Борис Васильевич показывает официанту на менеджера, потом на лицо и… плюет на пол. Официант какое-то время медлит, потом смотрит на массивную золотую цепь на шее Бориса Васильевича и его перстни, решается и смачно плюет в физиономию как раз подошедшего менеджера.

 

БОРИС ВАСИЛЬЕВИЧ радостно:

Йес! А вы все говорите деньги ничего не рашают!

 

ДЕВУШКА:

- За войну вам, конечно, спасибо, но вы отвратительны, Борис Васильевич!