Пиво, телки и шансон : Акт третий : Явление 7-e.

Палата Бориса Васильевича. Он лежит в кровати, с любопытством рассматривает мобильный телефон, который ему принесла Синдерелла. Она в больничном халате сидит на стуле возле его кровати. За её спиной стоит продюсер, также одетый в халат.

 

БОРИС ВАСИЛЬЕВИЧ:

- Мудрёная штука. Это, значит, теперь телефоны такие?

 

СИНДЕРЕЛЛА:

- Да, дедушка.

 

БОРИС ВАСИЛЬЕВИЧ:

- Как же по нему звонить, если проводов нет? Он типа как радио?

 

ПРОДЮСЕР:

- Через спутник можно звонить по всему земному шару, хоть в Австралию.

 

БОРИС ВАСИЛЬЕВИЧ:

- И в Штаты можно?

 

ПРОДЮСЕР:

- Куда угодно.

 

СИНДЕРЕЛЛА:

- Это тебе, дедушка, чтобы ты всегда на связи был!

 

БОРИС ВАСИЛЬЕВИЧ:

- Спасибо, внучка! Потом покажете мне как им пользоваться. А сейчас дай ка я тебя обниму!

 

Борис Васильевич тянет к ней руки. Обнимает.

 

СИНДЕРЕЛЛА:

- Я так рада, что ты вернулся! У меня ведь никого, кроме тебя нет! Маму я не знала никогда – она в день моих родов умерла, папу убили, когда мне 8 лет было, а год назад и бабушка умерла…

 

Борис Васильевич поглаживет её по голове, отпускает и смотрит на неё.

 

БОРИС ВАСИЛЬЕВИЧ:

- Какая же ты красивая у меня! И имя приятное какое… Синдерелла! Как хорошо, я отцу твоему посоветовал первого встречного спросить и назвать как скажут!

 

ПРОДЮСЕР:

- Ну, вообще то, это не имя, а сценический псевдоним. Его я придумал…

 

БОРИС ВАСИЛЬЕВИЧ:

- Как? А имя какое?

 

СИНДЕРЕЛЛА смутившись:

- Да не важно! Для всех и для тебя, дедушка, я теперь Синдерелла!

 

БОРИС ВАСИЛЬЕВИЧ:

- А что же с папой случилось? Такой приятный молодой человек был. Спортсмен. Гордость семьи!

 

СИНДЕРЕЛЛА:

- Папу убили в 1995 году.

 

БОРИС ВАСИЛЬЕВИЧ:

- Прости, внуча. Тебе неприятно об этом говорить. Понимаю. Потом расскажешь.

 

СИНДЕРЕЛЛА:

- Да ничего. Это давно было. Я ещё маленькая была. Расскажи – как ты? Как себя чувствуешь? Мы тебя забрать домой хотим!

 

БОРИС ВАСИЛЬЕВИЧ:

- Прекрасно. Как заново родился!

 

СИНДЕРЕЛЛА:

- Врач нам сказал, что ты даже как будто и не постарел за это время, пока в коме был. Я то тебя не знала тогда. Такое возможно?

 

БОРИС ВАСИЛЬЕВИЧ:

- Не знаю, внучка. Но ощущение у меня такое, словно я вчера спать лёг, а сегодня проснулся.

 

ПРОДЮСЕР:

- Нам сказали, что у вас в коме метаболизм почти остановился, поэтому и процессы старения замедлились. Это чудо!

 

СИНДЕРЕЛЛА:

- Да, дедушка, чудо! Как теперь говорят, фишка!..А ты знаешь, я певица.

 

БОРИС ВАСИЛЬЕВИЧ:

- Да, внученька, мне сообщили. Я так рад за тебя! И бабушка, говорят, пока я здесь спал, преуспела… За меня тут заплатить нужно.

 

Неловкая пауза.

 

ПРОДЮСЕР:

- Мы, конечно, заплатим столько сколько нужно.

 

БОРИС ВАСИЛЬЕВИЧ Синдерелле:

- Ну, вот и хорошо. А где ты теперь живёшь? Что с нашей квартирой в Кузьминках?

 

СИНДЕРЕЛЛА:

- В Кузьминках продали полгода назад. Мы сейчас ко мне поедем, на Кутузовский. Тебе там понравится, квартира пятикомнатная с прислугой!

 

БОРИС ВАСИЛЬЕВИЧ:

- Что теперь и прислугу держать можно?

 

СИНДЕРЕЛЛА:

- А почему нет, если средства позволяют? Собирайся, дедушка, мы на машине. У нас столько планов! Мне столько тебе надо рассказать!