Пиво, телки и шансон : Акт первый : Явление 6-е.

Больница. На кровати по-прежнему лежит Катя. В помещении Олимпиада Тарасовна с ребёнком на руках и гневный Константин.

 

КАТЯ:

- Да прекратите вы уже! Голова от вас разболелась!

 

КОНСТАНТИН:

- Пусть мне ребёнка вернёт, а то что же это такое?

 

ОЛИМПИАДА ТАРАСОВНА:

- Не даст бабушке порадоваться! На вот, держи, только осторожно ручищами то! Не поломай ей чего!

 

Передаёт младенца отцу.

 

КАТЯ:

- Какие же вы шумные!

 

ОЛИМПИАДА ТАРАСОВНА:

- Станешь тут шумной, когда единственной внучке имя в лотереи разыгрывать хотят!

 

КОНСТАНТИН:

- Да что вы всё заладили, в лотереи? Кто ж такой красавице плохое имя посоветует?

 

КАТЯ:

- Ты, Костя, не прав. Я с мамой соглашусь. Самим надо имя ребёнку давать.

 

ОЛИМПИАДА ТАРАСОВНА:

- Вот именно, самим! А не шоферюг каких-то там спрашивать!

 

КОНСТАНТИН:

- У вас Ольга Та-ра-сов-на, между прочим, муж шофёр! Как вы можете такое говорить?

 

ОЛИМПИАДА ТАРАСОВНА:

- И что с того, что шофёр? Когда это было то? Да и имя дочери, между прочим, я придумала. Катя, что я плохо тебя нарекла?

 

КАТЯ:

- Не плохо. Мне плохо от ваших споров…

 

КОНСТАНТИН:

- Ну, нарекли разок, и будет с вас! А имя своей дочери я сам дам! И идея Бориса Васильевича мне по душе. Всё, я сказал!

 

ОЛИМПИАДА ТАРАСОВНА:

- Самодур, да и только! Делайте, что хотите. Хоть шваброй называйте!

 

КАТЯ:

- Мама! Всё. С меня хватит! Давайте сменим тему.

 

КОНСТАНТИН:

- Вот так то лучше! Как Борис Васильевич сказал, так и сделаем.

 

ОЛИМПИАДА ТАРАСОВНА:

- Где ж он? Что-то долго его нет. Я уже беспокоиться начинаю…