Пиво, телки и шансон : Акт первый : Явление 2-е.

Московский роддом. На кровати лежит женщина средних лет с бледным, но счастливым лицом. Она очень слаба и её только что рождённого ребёнка держит на руках молодой супруг. Он ласково улыбается малышу, приговаривая:

- Какая же ты хрупенькая у меня. Господи! Вот уж не думал, что они такими маленькими выходят! Эх, был бы мужик, мы б тебя тогда в бокс отдали или в футбол!

 

Женщина с кровати:

- Костя, перестань! Ты её напугаешь! Не дыши ей чесноком в лицо!

 

КОНСТАНТИН:

- Да ладно тебе, Кать! Чеснок для здоровья полезен. А к спорту мы её всё равно приучим. В фигурное катание пойдёт! Как говорили пещерные люди: «В здоровом теле – здоровый дух!»

 

КАТЯ:

- Ага… На самом деле – одно из двух! И не пещерные, а древние…как их там, греки. Это ты у меня пещерный…

 

КОНСТАНТИН:

- Не начинай. Я, между прочим…

 

Открывается дверь палаты. В сопровождении медсестры почти вбегает Олимпиада Тарасовна. Сразу кидается к ребёнку, не обращая внимания на дочь и её мужа. Не здороваясь ни с кем, отбирает дитя у Константина. Ликуя произносит:

- Ну, наконец-то! Внученька! Дождалась я тебя! Какая же ты красивая! Усю-пусю! Идёт коза рогатая за малыми ребятами! (Пальцами одной руки показывает козу).

 

В помещение степенно входит Борис Васильевич.

БОРИС ВАСИЛЬЕВИЧ:

- Здорово, Константин! Здравствуй, Катя! Как я рад! Как я рад, милые мои!

 

Одной рукой жмёт руку Кости, второй утирает набежавшую слезу. Садится к дочери на край кровати. Берёт её за руку. Говорит ей:

 

- Как ты, родная? Намаялась? Лица на тебе нет.

 

КАТЯ:

- Всё хорошо, пап. Только слабость небольшая. Посмотри — какая милая крошка!

 

БОРИС ВАСИЛЬЕВИЧ, не вставая, поворачивается на внучку:

- Да вижу! Красавица, вся в тебя! Как назовёте?

 

КАТЯ:

- Да не думали ещё…

 

КОНСТАНТИН:

- Это она не думала, а я думал, но ей мои варианты не нравятся!

 

БОРИС ВАСИЛЬЕВИЧ:

- А вы не торопитесь. Когда будете отсюда уезжать, у первого встречного совета спросите, ну там, у таксиста, на пример. Как посоветует, так и назовите. Судьба!

 

ОЛИМПИАДА ТАРАСОВНА:

- Да ты что несёшь? А если он её монтировкой посоветует назвать? Какая такая судьба? Ты же коммунист! Постыдился бы!

 

КОНСТАНТИН:

- Ну, зачем вы так, Олимпиада Тимофеевна? По мне, так хорошая идея!

 

ОЛИМПИАДА ТАРАСОВНА:

- Тарасовна я, Та-ра-сов-на! Сколько можно поправлять? Вы, молодой человек, моего отчества всё никак не запомните. Так что уж лучше помолчите!

 

КОНСТАНТИН:

- Нет уж, Олимпиада Та-ра-сов-на! Не помолчу! Мой это ребёнок и мне ему имя давать!

 

БОРИС ВАСИЛЬЕВИЧ:

- Не ссорьтесь, родные мои. Не надо! Такой день у нас счастливый сегодня!

 

Смотрит на часы. Спохватывается:

- Эх ты, вражий артобстрел! Мне ж через полчаса в Кремле надо быть! Там у ветеранов награждение сегодня! Побегу!

 

КОНСТАНТИН:

- С праздником вас Великой Победы, Борис Васильевич! Простите, запамятовали сразу поздравить, так все ж мысли сейчас об этом человечке.

 

Пытается забрать ребёнка у Олимпиады Тарасовны. Та не отдаёт, поворачиваясь к нему спиной. Смотрит на деда, ворчит:

 

- Нашёл тоже время за подачками ездить! Когда тебе там что путного то давали? Не любишь ты дочь!

 

КОНСТАНТИН:

- Олимпиада Та-ра-сов-на! Подержали малютку, и будет. Верните чадо отцу!

 

БОРИС ВАСИЛЬЕВИЧ:

- Ладно. Нет у меня времени на твои глупости отвечать, Олимпиада! После награждения вернусь. Заодно на рынок заскочу, куплю что нибудь вкусненькое Кате и ребёнку, а то торопились и не захватили ж ничего.

 

Олимпиада Тарасовна, понимая, что сейчас ей предстоит нелёгкая задача – удержать в своих руках ребёнка, на которого претендует отец-боксёр, говорит деду примирительно:

- Да уж езжай, а то и сам как на иголках будешь, и нам порадоваться не дашь.

Вторую часть фразы (со слов «и нам…» она говорит, уже не глядя на Бориса Васильевича, а устремив осуждающий взор на Костю).

 

БОРИС ВАСИЛЬЕВИЧ Кате:

- Что вам привезти?

 

КАТЯ отцу:

- Малютке ничего не надо. Её сёстры покормят. Я пока не разобралась, что ей можно, а чего нет. Ну, а мне апельсинов привези. А ещё лучше, если мандаринки встретятся!

 

БОРИС ВАСИЛЬЕВИЧ всем:

- Я недолго. Из Кремля сразу на рынок и к вам!

 

Борис Васильевич твёрдым шагом покидает помещение.