Пиво, телки и шансон : Акт первый : Явление 1-е.

Пятикомнатная сталинка с высокими потолками. Дорогое по советским меркам убранство. В зале появляется пенсионерка 62-ух лет. Её зовут Олимпиада Тарасовна. Она в фартуке и домашних тапочках. Утро.

 

ОЛИМПИАДА ТАРАСОВНА поначалу вполголоса:

- Вставай, котёнок! Подымайся!

 

В ответ – тишина.

 

ОЛИМПИАДА ТАРАСОВНА зычно на весь дом:

- Вставай, Борис Васильевич! Парад проспишь! Иди, умывайся и к столу, я пирог испекла.

 

Из  спальни в трусах и майке появляется заспанный дед. Ему 68 лет. Как зомби проходит сначала в туалет, делает там свои дела, потом в ванную комнату. Раздаются звуки текущей воды и фырканье. Борис Васильевич привычно сморкается в раковину.

 

БОРИС ВАСИЛЬЕВИЧ приказным тоном:

- А ну, включай скорей «Горизонт»! Что ты там возишься? Сейчас уже парад начнётся!

 

ОЛИМПИАДА ТАРАСОВНА равнодушно:

- Сам включай. Я чаем занята. Тебе его куда подавать – на кухню или в зал, к телеку?

 

БОРИС ВАСИЛЬЕВИЧ недовольно:

- В зал!

 

Дед сам плетётся к телевизору, щёлкает ручку включения, садится в кресло напротив и ждёт пока «Горизонт» разогреется всеми своими лампами. Закуривает «Беломор».

 

Из кухни появляется Олимпиада Тарасовна. В руках у неё поднос с чаем и яблочным пирогом. Ставит его на журнальный столик напротив деда и сама садится на второе кресло рядом с ним.

 

Телевизор включается. Старики смотрят парад победы. На календаре 9 мая 1987 года. Шествуют солдаты и моряки, ползут танки, летят самолёты. На трибуне мавзолея – партийная элита СССР во главе с генеральным секретарём ЦК КПСС – Михаилом Горбачёвым.

 

ГОЛОС ДИКТОРА:

- На Красной площади в праздничном шествии колонны дружественных социалистических стран-участниц Варшавского договора!

 

Идут войсковые части Польши, Чехословакии, ГДР и др.

 

БОРИС ВАСИЛЬЕВИЧ одобрительно смотрит и на демонстрацию мощи державы, и на её нового лидера. Говорит:

- Ну, этот то хоть молодой! Должен порядок навести! Правда, я пока не понял, что он там на январском пленуме нёс о новом мышлении. Но сразу видно – грамотный, а главное – молодой, энергичный! А то ведь прежних вождей не успеют в Кремль доставить, как уже оттуда вперёд ногами выносят…

 

ОЛИМПИАДА ТАРАСОВНА тревожно:

- Не болтай лишнего! Ишь ты! Разговорился. Чай вон лучше пей, остывает. Да пирог жуй, кому я его готовила?

 

В этот момент раздаётся телефонный звонок. Олимпиада Тарасовна и Борис Васильевич тревожно оглядываются на аппарат. Потом ловят друг друга глазами. Дед приглушает звук телевизора, а бабка торопливо подходит к телефону, дрожащей рукой снимает трубку.

 

ОЛИМПИАДА ТАРАСОВНА в трубку:

- Алло, квартира Клочковых. Да. Это мы. Что? Где? Когда? Какой роддом?

Шёпотом Борису Васильевичу, прикрывая рукой трубку телефона:

- Катя родила!

 

БОРИС ВАСИЛЬЕВИЧ:

- Мать честная!

 

ОЛИМПИАДА ТАРАСОВНА в трубку:

- Я записываю адрес (пишет). Как она, девушка? Всё нормально?  А кто у неё? Ух, ты, господи! Спасибо, что позвонили! Мы выезжаем!

Кладёт трубку.

 

ОЛИМПИАДА ТАРАСОВНА Борису Васильевичу взволнованно:

- У Кати дочка! Поздравляю, дедушка! Собирайся в роддом! Поедем внучку смотреть!

 

БОРИС ВАСИЛЬЕВИЧ растерянно:

- Эх, а у меня через два часа награждение в Кремле. Ну да ладно, поехали, может ещё успею… Где роддом то находится?

 

ОЛИМПИАДА ТАРАСОВНА возмущённо:

- Ты о чём? У него дочь родила, а он о Кремле вспомнил! Не надоело ещё грамоты получать?

 

БОРИС ВАСИЛЬЕВИЧ отмахиваясь:

- Ладно. Поспеши-ка! Время не терпит! Так куда её положили?

 

За ними закрывается входная дверь. Телевизор, оставшись невыключенным, вещает голосом ДИКТОРА:

- Демонстрация мощи социалистического лагеря лишний раз напомнит буржуазным милитаристам о том, кто спас человечество от фашистского зверя…